Кен Мориока (SOFT BALLET) об Акихиро Миве

0
82
views
Ken Morioka
Ken Morioka

Я впервые встретился с ним 4 года назад… и ужасно переживал — его болезнь была настолько тяжелой, что закрадывалась мысль, уж не при смерти ли. Увидев, что он снова появляется на ТВ, подумал, что Мива-сан все-таки больше, чем просто человек. Тогда ему нужно было приспособиться телом и душой, и мне казалось, что преодолев недуг, он будто сбросил кожу.

Любой современный артист на его месте наверняка сложил бы руки и ушел как «Легендарный Мива Акихиро» — на том бы все и закончилось.

Невероятно, насколько скрупулезно он прорабатывает материал и чувствует требования времени — например, попсовость и жесткость, что все больше появляются на ТВ.

Часто слышу, откуда у него столько сил?

Думаю, не ошибусь, если скажу, что имидж Мивы-сана осуждали, и ему пришлось повоевать за него. Но настоящий мастер — тот, кто не бежит бренного мира, и способен добиваться своего, продолжая борьбу до самой смерти. Для меня до сих пор загадка те сила и энергия, благодаря которым он это делает.

Если все время стремиться к совершенству в том, что для тебя естественно, то выйти за привычные рамки — просто. У обычного человека на этом пути стоят устоявшиеся представления, которые мешают ему, а у людей, подобных Мива-сану, по мере того, как они борются с этими представлениями и пробуют разные амплуа, проявляются их сильные стороны.

Я полагаю, это из-за того, что в каждую эпоху смысл искусства свой, он меняется: возможно, с течением времени артист как явление и вовсе исчезнет. И в этом ключе, те, кто уважает и принимает Мива-сана как артиста, это люди, которые посвятили себя искусству, чтобы передать это чувство уважения другим. Можно даже сказать, отказались от себя, без сомнений идя к своему видению.

Я думаю, что Миве-сану тоже не чужды внутренние противоречия, но ему помогало двигаться вперед и как человеку, и как артисту, то, что он создал.

Мива-сан как-то сказал мне: «Как сделаешь, так и хорошо». Я тогда писал одну вещь, и после этих слов будто переродился. Этакое «О, великий Мива, спасибо» — мне словно развязали руки. В реальности же я всегда раздражал окружающих. Потому что все время колебался, опаздывал. Даже если меня куда-то звали, говорил, что сегодня, наверно, не могу. Я тот ужасный человек, который здесь и сейчас кивает «да-да», а потом отказывается…

Никогда не смеялся ни над чем так, как над записями Мивы-сана.
У него интересная обработка звука, и всегда есть моменты, которые можно поразбирать. Его записи не шансон, и не джаз в их обычном понимании. Чувствуется некая общность с шансоном, но они выходят за рамки — в них то рок, то хаус, то классика. В звуке Мивы-сана чувствуется декоративность Сати и Дебюсси, а ещё — эра Art of Noise и струнных аранжировок Тревора Хорна. Я их тогда слушал и думал: «Как же здорово сделано!»

А темы его песен — этакое бельмо на глазу своей эпохи. Он далеко опередил ее, потому что от него и, например, U2, ощущения схожие. Представляете индийскую мандалу? В одной песне словно сходятся и огонь, и вода, и земля.

Бывало, я вынашивал мелодию, опираясь только на свои ощущения, но работа продвигалась вперед, только тогда, когда к вдохновению аурой и внутренним ритмом Мивы-сана добавлялись его слова. Он извлекал из меня то, что я по-настоящему хотел сделать.

И хотя я тоже, когда слышу звук, по опыту могу понять, как он сделан, Мива-сан это умеет куда лучше. А ещё у него настоящий талант к продюсированию.
Мива-сан — человек, встреча с которым стала поворотным пунктом в моей судьбе.

Он настолько добавлял огня тем вещам, которые я по-настоящему хотел сделать, что думалось «Ну вот, добью, можно и не жить».

Было бы здорово, если бы из любой музыкальной идеи вырастало отдельное произведение, но подчас я думаю, что иметь эти идеи — это просто способ жить.

И, хотя сравнивать себя с ним самонадеянно, я думаю, у нас с Мивой-саном есть некое родство, общие корни. У него те же взгляды, что у моих близких друзей, он ценит те же вещи, что вдохновляют и меня. Он словно удивительным образом перескочил через поколение: у него очень широкая эрудиция. Мива-сан навсегда в моем сердце. Наверное, до самой моей смерти.

Я чувствую, что мы с ним связаны — и не потому, что знакомы, это родство по духу.

Опубликовано в издании «21 prints», 1997
Благодарим Лисовик А.Б. за помощь в переводе с японского.